Таможня будущего: пора отказаться от проверок на границе

Таможня будущего: пора отказаться от проверок на границе

Деятельность таможни вряд ли станет эффективной, если не перейти от контроля на границе к контролю после выпуска товара, как делают это уже во многих европейских странах, а с нелегальным ввозом бороться – наказывая покупателей контрабандного товара. Создатель ассоциации таможенных аудиторов приоткрыл завесу тайны «секретного приказа ФТС» №2053, связанного с экспериментом с таможенным аудитом. Пока это только концепция, но если эксперимент пройдёт удачно, то в России полностью изменится таможня и жизнь участников ВЭД.

МРТ для участников ВЭД

Пока идёт первый этап эксперимента. Если в октябре 2016 года решат продолжать, начнётся второй этап. Концепция таможни будущего строится на двух «китах» – таможенном аудите и постконтроле. Первый нужен, чтобы отсеять «хорошие» компании от «плохих», пока это разграничение участников ВЭД не работает должным образом.

– Сегодня результатом категорирования является то, что в «зелёный коридор» попадают и не очень «белые» фирмы: у нас даже уполномоченные экономические операторы занимаются контрабандой. При новой системе категорирование будет выстроено в том числе и на основе аудиторских проверок, потому что они наиболее глубоко вскрывают финансовые потоки компаний. Это как в медицине: чтобы поставить диагноз, можно замерить рост и вес, а можно – пройти МРТ. Аудиторская проверка – это, по сути, МРТ, – рассказывает руководитель инициативной группы по созданию Ассоциации таможенных аудиторов Иван Кузнецов.

На чём будет основываться категорирование в новой системе, пока ещё неизвестно, этот вопрос прорабатывается. У компаний, получивших аудиторское заключение с так называемым «положительным мнением» и не попавших под риски (а риски могут быть даже у тех, кто прошёл таможенный аудит), проверок на границе не будет – весь контроль уйдёт на этап после выпуска товара.

– Если аудиторское заключение будет с положительным мнением, компании будет предоставляться упрощение и ускорение. Если она попадёт в автовыпуск и к ней не будут применяться риски, то попадёт в «зелёный коридор». Никаких досмотров на границе – весь контроль уйдёт на этап после выпуска товара. Постконтроль проводится в течение трёх лет. Вполне возможно, он будет проводиться в электронном виде, – рассказывает Иван Кузнецов.

– У нас сейчас товар стараются проверить на границе или на СВХ, а во всём мире уже проверяют документы и налоги, – отмечает Иван Кузнецов.

Ещё один бонус, который, возможно, получат компании, прошедшие таможенный аудит, – освобождение от обеспечения.

– Сейчас всех волнует 280-ый приказ, по которому стоимость корректируется и забирается обеспечение. Компании даже не могут спрогнозировать, сколько они денег заплатят после корректировки. С участников ВЭД, которые пройдут таможенный аудит и не попадут под риски, обеспечение браться не будет. Кодекс предусматривает такую возможность: если есть основания быть уверенным, что компания заплатит в случае корректировки, обеспечение не берётся (это даже сейчас можно сделать, просто сейчас все боятся). Этот вопрос очень волнует бизнес: пусть что угодно откорректируют, потом можно судиться, главное, чтобы деньги сразу не брали, – отмечает Иван Кузнецов.

Согласно концепции, таможенный аудит компании будут проходить по желанию, платить за него будут сами. Подразумевается, что одной проверки в год будет достаточно. Воспользоваться услугами аудиторов смогут все участники ВЭД – будь то отправитель груза, перевозчик или получатель товара.

Сам таможенный аудит будут проводить только аудиторские компании, причём те, которые вступят в саморегулируемые организации таможенных аудиторов. Одна СРО уже сейчас создаётся. Но чтобы на рынке была здоровая конкуренция, нужно как минимум четыре таких СРО – по примеру СРО аудиторов, курируемых Минфином.

Таможенный контроль только при рисках

При этом таможенный контроль на границе никто не отменяет. Он будет проводиться, но только в отношении компаний, которые попадают под риски.

В момент прохождения грузов, как пояснил Иван Кузнецов, будет осуществляться контроль рисковых поставок, борьба с контрабандой наркотиков, запрещённых к ввозу, а также стратегически важных товаров из списка, всё остальное – на постконтроль.

– Необходимо понять, что любые усилия, приложенные на этапе декларирования товаров, не помогут ни бюджету, ни бизнесу. Таможенный контроль необходимо переносить на этап после выпуска товаров. При этом на этапе декларирования сконцентрировать контроль на высокорисковых участниках ВЭД, – подчёркивает руководитель инициативной группы.

Спрос с получателей

Для высокорисковых компаний, по сути, всё останется, как прежде. Возникает вопрос: как в новой системе будет решена проблема нелегального ввоза? Авторы концепции предлагают бороться не с «серыми» компаниями на границе, а с теми, кто покупает их «серый» товар.

– Вся мелочь, которая возит, товар не использует, это просто посредники. Реальных получателей товара на самом деле не так много, это только крупные компании. Если мы отобьём у реальных получателей желание пользоваться незаконно ввезёнными товарами, то они будут покупать только у «белых» компаний или сами займутся внешнеэкономической деятельностью, – говорит руководитель инициативной группы.

По словам Ивана Кузнецова, «бегать по однодневкам, которые пересекают границу, бесполезно». Во-первых, на это у таможни нет ни времени, ни людей. Во-вторых, документы на эти поставки, как правило, липовые.

– «Серые» брокеры привозят товары не для себя, но под свои контракты. Там проверять нечего: все эти контракты поддельные, реально делаются в соседней комнате. Невозможно контролировать товары на границе: товар скрывают, везут под другими кодами и так далее. Нужно идти к реализатору и спрашивать, откуда у него товар, если не докажет, что он ввезён законно, пусть несёт ответственность, – ещё раз подчёркивает он.

Под реализаторами здесь подразумеваются не только магазины, но и заводы, предприятия, все те, кто заказал товар. Специально для этого была принята поправка в сотую статью 311-ФЗ.

– Раньше участник ВЭД мог запрашивать информацию у таможенных органов только о своей поставке. Теперь участник ВЭД может запросить информацию о любой поставке, – рассказывает Иван Кузнецов. – И если раньше участник ВЭД, купивший серый товар, мог сказать, что у него не было возможности проверить декларацию (суды часто вставали на сторону бизнесменов), то теперь не может. Если они реализуют незаконно ввезённый товар, значит, пошли на это намеренно.

Борьба с «черкизонами»

Напрашивается вопрос: у всех ли получателей товаров получится отбить желание торговать «серым» товаром? А как же петербургский «Апраксин двор» или московские «Садовод» и «Люблино», где всё дёшево и сердито, прямиком из Китая и «мимо» таможни?

– Именно с ними как раз и будут бороться. Сейчас они не несут никакой ответственности, потому что до них просто не доходят руки. Нужно менять сознание людей. Если реализатор будет понимать, что он не сможет нормально продавать нелегальный товар, он не будет его покупать, – отмечает Иван Кузнецов.

Кто именно будет бороться с реализаторами, пока неясно. Но, по задумке, на это должны быть брошены максимальные силы.

– Оперативно-розыскные подразделения, дознаватели в составе правоохранительного блока или таможни, или Минфина, или ФСБ, пока не знаю, – перечисляет Иван Кузнецов.

При такой системе немалая роль отведена налоговым органам. Сейчас решается вопрос о совмещении баз налоговой и таможни.

Бороться с «серым» товаром также будут и до выпуска товаров в оборот. Однако система управления рисками будет пересмотрена на корню.

T 1

Перезагрузка СУР

Сейчас система рисков не работает: на практике вся контрабанда идёт мимо СУР, а под СУР попадают только относительно законопослушные участники ВЭД.

– Нынешняя система контроля на границе неэффективна, потому что неэффективна система управления рисками, она неправильно выстроена, таможенники иногда сами не понимают, что проверять. Это первое. Второе – у нас очень большие грузопотоки: нет людей, которые могли бы всё это на 100% досмотреть. Тем более, в условиях кризиса таможенные органы ещё сокращаются. Идёт сто контейнеров, а на границе, грубо говоря, один инспектор и может проверить только один контейнер: для того, чтобы выбрать, кого именно проверить, нужна эффективная СУР, но её нет. На практике так: добросовестных проверяют и мучают, а недобросовестные – везут свой товар. СУР не работает, потому что некому всё это продумать и потому что никому не выгодно, чтобы она работала, – объясняет Иван Кузнецов.

Чтобы исключить человеческий фактор, предлагается использовать автовыпуск.

– Автовыпуск – это выпуск без участия инспектора. Декларация поступает в электронном виде, специальная программа анализирует информацию, если данные совпадают с информацией, поступившей от других органов (к примеру, совпадают номера сертификатов) и если не срабатывает СУР, то товар выпускается без досмотра инспектора. Информацию о выпуске принимает не человек, а программа, – рассказывает руководитель инициативной группы.

Автовыпуск уже сейчас практикуется, однако кто и как под него попадает, не знают даже сами таможенники. Подразумевается, что при новой системе через эту программу будут проходить все. При этом риски в рамках СУР будут не «огульными», как сейчас, а «конкретными и направленными». Если, к примеру, результаты проверки финансово-хозяйственной деятельности компании в рамках постконтроля показывают, что компания не платит налоги, то об автовыпуске не может быть и речи.

Пересмотр кодекса

В Таможенном кодексе ЕАЭС, который скоро примут, понятие таможенного аудита отсутствует, то есть правовой основы у этой концепции нет. Вероятнее всего, поправки будут вноситься только в национальное законодательство.

– С принятием кодекса будет пересматриваться национальное законодательство. И уже туда – при условии, что эксперимент будет признан удачным, – нужно будет внести изменения. Именно на национальном уровне, потому что так легче. Казахи согласны с концепцией, но у них и так очень сильный постконтроль. У белорусов тоже сильный постконтроль. У них государство очень серьёзно выстроено и подчиняется президенту: там как батька сказал, так и будет. Там нет смысла вводить какие-то дополнительные механизмы сдержек и противовесов, – объясняет руководитель инициативной группы.

Ждать уже недолго

Даст ли новое руководство «добро» на продолжение эксперимента по аудиту, пока неясно. Если решение будет положительным, число участников эксперимента расширится. На этом этапе будут уже чётко прописаны и проработаны все бонусы для участников ВЭД. Второй этап эксперимента продлится в течение года.

– Участники эксперимента уже прошли аудиторские проверки, таможенные управления рассмотрели заключения аудиторских компаний и сделали вывод, что таможенный аудит нужен, – рассказывает Иван Кузнецов. – На втором этапе эксперимента число аудиторов расширится. Сейчас создаётся саморегулируемая организация таможенных аудиторов, любой аудитор, который имеет лицензию Минфина и деятельность которого застрахована, сможет вступить в это СРО и участвовать в эксперименте. К проверкам, вероятнее всего, подключатся и аудиторы «Большой четвёрки». Также на втором этапе должен быть подготовлен приказ о действиях таможенников в случае, если им предоставляют аудиторское заключение с положительным мнением. Здесь будут прописаны все упрощения для бизнеса, как и когда они будут действовать.

Отдать таможенный аудит на откуп таможне, как это делается в некоторых странах, в России не получится – на это нет финансовых и человеческих ресурсов.

– Зарплата таможенника 19 тысяч рублей в месяц, штатная численность постоянно сокращается, особенно в условиях кризиса. Катастрофическая нехватка высокопрофессиональных кадров. Зачастую на работу идут либо низкоквалифицированные кадры, либо те, кто имеет о таможне представление как о доходном месте, – отмечает руководитель инициативной группы.

 
 

 

Доставка и перевозка грузов, товаров из Китая в Россию. Оформление документов для таможни
88001000278